Наверх
Maped
google_play_filipoc
app_Store_filipoc
www.rech-deti.ru
battlebrotherhood

ИВАН ВЕЛИКИЙ

 

 

ИВАН ВЕЛИКИЙ

 

 

Шла Отечественная война с французской армией Наполеона. Русская армия отступала покидала Москву. Разумом понимали, что нельзя иначе и правильно решил Кутузов, а все-таки, когда шли по улицам Белокаменной, у каждого щемило сердце.

Рядовому конно-егерского полка Федору Николаеву было совсем горько: ведь он – московский, родился и вырос здесь, в Замоскворечье, в Кадашах. С их двора виден был Кремль с дворцами, соборами и высокой колокольней посреди них. Колокольня эта была самое высокое строение Москвы и потому называлась – ИВАН ВЕЛИКИЙ.

Над всей Москвой возвышался Иван Великий. Его золотой купол сиял, как старинный боевой шлем . Говорили в народе:

 - Пока Иван Великий стоит, и Москва стоять будет !.

Русская армия отошла по Калужской дороге на 80 верст и возле села Тарутина расположилась лагерем, ожидая подкреплений и набирая силу для удара по французам. Отряду Федора Николаева – егерям и казакам – приказано было идти по Петербургскому тракту и, отойдя верст пятнадцать, вести наблюдение за противником, действовать по обстоятельствам.

Когда еще только миновали заставу, заметили, что в Москве начались пожары, поднялся дым. С наступлением темноты зарево становилось все сильнее и сильнее.  На следующий день послали в Москву разведку казаки вернулись , рассказали :   - французы поджигают  в городе дома, что побогаче и грабят. Шесть дней бушевал огонь , выгорели целые улицы. Печальное зрелище представляла собой Москва.

Уже целый месяц отряд Федора Николаева ходил между Петербургским трактом и Дмитровской дорогой. Нападали на французских солдат, засылали разведчиков в город, брали пленных и поэтому знали обо всем , что делалось во вражеском стане.

10 октября выпал черед идти в Москву Федору. Возле Страстного монастыря жил добрый приятель Федора – сапожник. Федор первым делом зашел к нему. 

-Начинают французы уходить помаленьку, - сказал сапожник.

-Сам Наполеон, говорят, уже уехал, но уезжая, приказал в отместку за нашу неприветливость Кремль со всеми соборами взорвать. Их саперы ведут подкопы, я ходил смотреть: под всеми башнями копают.

Вернулся Федор , доложил командиру отряда генералу Винценгероде. Командир у них был австриец, воевал в русской армии. Храбрый был генерал. Французский император считал его своим личным врагом.  Как услышал Винценгероде, какую месть задумал Наполеон, воскликнул:

-Не бывать этому! Я поеду к командующему московским гарнизоном маршалу Мортье и скажу ему , что дам французам спокойно выйти из Москвы при одном условии: если он откажется взрывать Кремль.

 Генерал приказал адъютанту  отобрать для сопровождения десяток казаков.

-Ваше превосходительство, возьмите меня, - попросил Федор.

-Тебя первого беру, - ответил генерал.

                До Тверских ворот Москвы доехали благополучно, не встретили ни одного французского патруля. Винценгероде велел Федору повязать на пику белый платок – знак парламентера. У генерал-губернаторского дома стоял французский патруль.

-Я прислан от начальника русского отряда парламентером к начальнику французских войск-, заявил  наш генерал офицеру.

-«Сейчас пошлю доложить о вас маршалу»-ответил тот.

Но тут из переулка выскочил разъезд французских всадников. Это драгуны. Драгунский офицер подскакал к Винценгероде и крикнул:

- Вы мой пленник!

 - Он парламентер, - возразил ему патрульный офицер.

- Врет! - сказал драгун.

Наш генерал вспылил :

-Как вы смеете! Требую передать, что начальник русского отряда, стоящего перед Москвой , желает иметь переговоры с командующим французскими войсками.

 Федор в этот момент подумал , что ничего не выйдет с переговорами. Пока они будут разбираться , саперы в Кремле как раз доделают свое дело. Никто не обращал на него внимания, он отошел в сторону и спрятался в развалинах дома.

Федор оказался прав: маршал Морье не признал в нашем генерале парламентера, отказался вести переговоры, объявил его военнопленным и заключил под стражу.

Из дома в дом, из двора во двор, из переулка в переулок-Федор пробрался к своему знакомому сапожнику, рассказал ему о неудаче.

- Значит , не бывать у нас больше ни Кремля, ни Ивана Великого. Конец Москве приходит: что она без них! - вздохнул сапожник.

- Рано отходную поешь, - возразил Федор.-Еще есть время не дать свершиться злому делу.

Переоделся Федор в крестьянскую одежду , и пошли они с сапожником к Кремлю.

- В Кремль русских не пускают, - объяснил сапожник.

- Солдатскую смекалку следует применить, - сказал Федор.

Подошли они к Кремлю, видят – французские саперы под стенами свою работу закончили, сидят и отдыхают. Выбежал из Троицких ворот Кремля офицер, закричал что-то, солдаты схватили проходивших мимо русских мужиков, увели в Кремль.

-Куда их повели? Зачем? - размышлял сапожник.

-Вот как мы попадет куда нам надо! - сказал Федор.

Они подошли к воротам и встали, вроде любопытствуя. Французские солдаты и их схватили. В Кремле царила суматоха. Бегали солдаты, офицеры, грузились повозки. Скоро Федор понял, зачем они понадобились французам: саперы не успевали, поэтому –то и заставляли рыть подкопы русских мужиков. Хмурые  мужики еле ворочали лопатами, то и дело французские солдаты торопили их прикладами в спину -  за каждым стоял надзиратель, глаз не спускал. 

Федор огляделся и сказал сапожнику :

-Сегодня взрывать будут. Слушай : когда они запалы подожгут и побегут, тогда мины останутся без охраны. Вот эти минуты – наши.

Заканчивали минирование Кремля уже в сумерках. К тому времени Кремль опустел. Мужиков выгнали из подкопов и подвалов, туда спустились саперы. И в  тот  самый момент, когда саперы выехали из ворот и погнали лошадей, Федор, сапожник и еще несколько мужиков бросились в Кремль.

- Вы к Спасским воротам бегите, я к Ивану Великому- распорядился Федор.

Они не знали , сколько минут до взрыва и не ждет ли их смерть – об этом не думали.  Раздался первый взрыв, вздрогнула земля, повалилась Арсенальная башня.

Дверь в подвал под Иваном Великим оказалась запертой. Пока Федор выламывал ее, шли драгоценные минуты.  Наконец дверь выломана. В темноте светились свечки на бочках с порохом Федор затушил их . Но заметил, что французы ставили еще и скрытые запалы. Где-то тлеет фитиль, и не видать его. Федор бросился шарить по полу. Нашел выдернул. Федор выскочил на улицу, и тут его оглушил взрыв. Он упал.

                На рассвете передовой русский отряд, сметая остатки замешкавшихся в городе французских частей , ворвался в Кремль. Это был отряд Федора Николаева .  Глазам казаков предстал полуразрушенный Кремль, но среди разрушения стоял Иван Великий…

 

-Чудо – да и только,- удивлялся один солдат.

-Так это ж Иван Великий , - возражал ему другой, - потому и устоял». 

Тут они услышали стон под развалинами. Быстренько раскидали кирпичи.

-Так это же наш Федор!

 Федор лежал в беспамятстве, а в руках крепко сжимал обгорелый фитиль.

-Вот оно – чудо, - сказал первый солдат.

 

 После боя, как положено, солдаты решали кто из них за этот бой достоин награды –Георгиевского креста, и солдатское решение было справедливо и нерушимо: «Самый главный герой среди нас нынче Федор Николаев!»

Полк недолго задержался в Москве – ушел гнать французов дальше. Перед выступлением товарищи навестили Федора в лазарете, вручили Георгиевский крест – знак солдатской доблести, пожелали скорейшего выздоровления.

После разорения и пожара  начала отстраиваться Москва , и первым встал над городом на высоком холме , отмытый от копоти, заново вызолоченный, могучий богатырь – Иван Великий.

И по сей день колокольню Ивана Великого можно увидеть в Москве, для  этого ,  достаточно приехать в нашу Столицу и побывать возле Кремля, а лучше всего с родителями  пойти на экскурсию и  прикоснуться к стенам Ивана Великого.

 

 

Вл. Муравьев 

 художник М.Петров   

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Комментарии (0)

Для того, чтобы оставить комментарий необходимо зарегистрироваться, либо войти на сайт под своим логином и паролем

Ноябрь 1941 года. Москва объявлена на осадном положении. На Волоколамском направлении ...

Во времена Ивана Грозного в России знали купеческий род Строгановых. Они вели торговлю ...

Отец Вали, Иван Иванович Зенкин, был старшиной 333-го стрелкового полка, расквартированного ...