Наверх
Maped
google_play_filipoc
app_Store_filipoc
www.rech-deti.ru
battlebrotherhood

Алеша Голосевич. Покуда бьется сердце

- Стой! Кто идет? - лязгнув замком автомата, окликнул партизан.

- Свои! - ответил мальчишеский голос.

- Пароль!

- Не знаю. Иду к командиру.

- Это свой, - услышал партизан голос прибежавшего с заставы товарища.

Несколько минут спустя мокрый до пояса мальчик едва успевал отвечать на вопросы партизан.

- Ты откуда?

- Из деревни Лютино.

- Как тебя зовут?

- Алеша. Голосевич.

- Куда идешь?

- К командиру отряда.

- А ты его знаешь?

- Это мой дядя.

- Ого! А как его зовут, твоего дядю?

- Изох Игнат.

В отряде парнишку встретили приветливо.

- Ну,  рассказывай,  Алеша,  может,  поиграть к нам пришел?  - спросил, гладя по голове племянника, командир.

- Не играть, а фашистов бить! - ответил Алеша.

- Молодец!  -  похвалил пионера старый партизан.  -  Только мал ты еще, парень.

- Вы не смотрите на мой рост,  я  уже шесть классов окончил и  три года как пионер. - И мальчик прижал к груди красный галстук.

- Ишь ты, галстук сохранил. Значит, настоящий пионер, - заметил кто-то.

- Все это хорошо,  -  сказал командир,  -  только придется тебе, Алеша, идти домой.

- А куда идти,  когда,  сами знаете,  всю нашу деревню сожгли проклятые немцы, семьдесят пять мужчин расстреляли.

- Так,  -  задумчиво проговорил Изох.  -  А  с  кем же и  как ты теперь живешь?

- У  меня остался один четырехлетний братишка Коля.  Так  мы  с  ним  в дядиной землянке живем,  - тихо сказал Алеша и, подумав, добавил: - А кто же этим гадам отомстит за наше село?

- Мы,  Алеша, отомстим. А ты лучше поешь и ложись спать. Ты не обижайся на нас, что не можем взять тебя в отряд. Права нет у нас такого. Мы не можем рисковать твоей жизнью. К тому же и Коле должен кто-то заботиться.

Хорошо подкрепившись и  надев сухую одежду,  Алеша улегся на  нары.  Но долго не  мог  уснуть.  Мальчишке было  обидно,  что  его  не  хотят считать взрослым.

Алеша вспомнил слова  Василия Ивановича,  раненого командира,  который ночевал две ночи у  них в хате в первые дни войны.  Он советовал мальчику во всем  слушаться  старших.  Слушаться!  А  сам,  поди,  не  послушался дядьки Ананича,  который не пускал его,  тяжелораненого,  из деревни.  "Я, - сказал Василий Иванович,  -  патриот  и,  покуда  бьется мое  сердце,  должен бить врага".  И  на  третью  ночь  пошел  лесными  дорогами  на  восток,  надеясь пробраться через фронт.  На прощание он подарил Алеше автомат убитого в  бою товарища и даже научил стрелять.

Как  только стемнело и  между высокими соснами показалась молодая луна, старый партизан проводил Алешу к самым землянкам.

- Смотри, сынок, галстук прячь, а то эти гады не посмотрят, что ты мал. А  вот  это  вам с  Колей,  -  и  он  передал мальчишке сверток с  немецкими консервами и сахаром.

Поблагодарив партизана за подарок, Алеша сказал на прощание:

- А немцев я все же буду бить.

Алеша долгое время не мог смириться с тем,  что его не приняли в отряд. Он ведь пионер. И опять припоминалось ему сказанное Василием Ивановичем:

- Теперь, Алеша, пришло такое время, что каждый куст должен стрелять по фашисту, каждое яблоко должно в руках немца разорваться бомбой.

Нет, он должен что-то предпринять!

Стоял знойный август.  Алеша вместе с  теткой и  другими односельчанами убирал зерно,  молол в жерновах жито на хлеб.  Когда были совсем жаркие дни, брал удочки или сетку-топтуху и шел ловить рыбу в заводях Березы. Однажды он заметил группу  немцев,  беззаботно купающихся в  реке.  Назавтра Алеша  был здесь уже с  утра.  С  автоматом залез в густой ивняк на самом берегу и стал пристально вглядываться в  тот берег реки.  Немцев не  было.  Несколько раз, вздымая столбы пыли,  проезжали на  Бобруйск или на  Елизово машины,  но  не останавливались,  и никто купаться не выходил.  Три дня подряд Алеша попусту сидел в прибрежных кустах.  Трижды возвращался обратно.  Недовольный и злой, он прятал в дупле толстой осины свой автомат.

"И  отчего мне  так не  везет?"  -  с  обидой думал Алеша,  забираясь в четвертый раз в  те же ивовые заросли,  откуда и река,  и тот берег ее видны как  на  ладони.  Притаился.  Порывом ветра донесло гул  моторов.  Вскоре на дороге показались столбы пыли,  которые все приближались и приближались.  Не успел  Алеша  поудобнее устроиться,  как  с  высокого берега  начали сбегать немцы.  Они на ходу раздевались и бросались в воду. Немцы гоготали, как гуси во время драки, громко отфыркивались.

Алеша,  приладив автомат,  выбрал место, где собралось побольше немцев. Вдруг заметил,  что  из  каждого грузовика в  сторону левого берега нацелены пулеметы. Алеша невольно прижался к земле и снял со спускового крючка палец.

"Партизан должен быть смекалистым и  не  рисковать напрасно жизнью,  он должен бить врага тогда,  когда тот этого не  ожидает",  -  говорил когда-то Василий Иванович. Значит, открывать пальбу против пулеметов сейчас не надо.

Через  полчаса немцы,  обгоняя друг  друга,  побежали к  своим машинам. Только Алеша собрался выйти из засады,  как на том берегу показался легковой автомобиль. Хлопнула дверца, вышло трое немцев, и все они спустились к реке.

"Офицеры! - обрадованно прошептал мальчик. - Ладно, мы вам покажем, как поганить нашу реку. Только раздевайтесь живее..."

Офицеры не торопились.  Они медленно,  как старики в бане, раздевались, переминались  с  ноги  на  ногу,  говорили  о  чем-то,  пока  наконец  самый долговязый,  согнувшись,  как  цапля,  дугой,  не  попробовал  воду.  Что-то прогоготал своим и полез глубже в реку.

Офицеры барахтались в  реке,  кувыркались,  как  утки,  потом  взапуски поплыли наискось к середине реки.  Вот они уже так близко,  что Алеша хорошо отличает одного  от  другого. 

- Цурик! - крикнул передним долговязый.

И в тот же миг Алеша нажал на спусковой крючок. 

- Есть один! - воскликнул Алеша.

Рыжий толстяк, вовсю махая руками, спешил добраться к своему берегу.

- Врешь, рыжий пес! - шептал Алеша. - Не уйдешь…

Очередь  из  автомата  хлестнула по  воде,  рыжий  что-то  выкрикнул и, захлебываясь,  пошел ко дну.  Тогда Алеша начал ловить на мушку долговязого. Но, нажав спусковой крючок, не услышал выстрела.

- Счастье твое,  собака,  что все патроны вышли.  Да ладно,  не я,  так другие добьют...

Долговязый,  доплыв до берега,  торопливо пополз в кусты и не показывал оттуда носа...

Река плавно несла свои зеленоватые воды. Было тихо.

Добравшись до  дома лесными тропками,  Алеша никому не  сказал про свою первую удачу: зачем хвастаться?

Время  шло.  Незаметно наступила осень.  Над  мокрым лугом высоко,  как никогда,  под  самыми  тучами  летели  к  югу,  тоскливо прощаясь с  родными местами, потревоженные боями и пожарами гуси.

Холодным утром,  когда  речной  туман  окутал  прибрежные кусты,  Алеша присел в  ивняке и,  ожидая чего-то,  стал поглядывать вниз по течению реки. Обычно в такое время из Бобруйска на Елизово проходил катер, на котором иной раз бывало полно немцев.  А вот и он,  тяжело пыхтя, показался из-за крутого поворота.  У  Алеши  тревожно забилось сердце.  Что-то  произойдет нынче  на Березе-реке? Удастся ли? Катер... Ведь это не беспомощные офицеры в воде...

Катер приближался.  На палубе Алеша насчитал пятнадцать немцев. Один из них,  в  очках,  сидел на бочке и на губной гармошке наигрывал мотив русской песни, а второй сипло подпевал: "Вольга, Вольга, мать родная..."

"У,  собаки!  -  подумал Алеша.  -  Расплавались на нашей реке да еще и песни наши распевают.  Ну,  я вам сейчас покажу "Вольгу, Вольгу". - И, нажав спусковой крючок, давай поливать свинцом заметавшихся в панике немцев. Немцы падали друг на друга,  как подкошенная трава,  а кто уцелел, прыгал за борт, норовя спрятаться за  катером,  который почему-то стал кружиться на месте и, наконец, поплыл вниз.

Неожиданно со стороны Елизова застрочили пулеметы,  в кустах засвистели пули. Провыла мина и, взметнув столб грязи, шмякнулась неподалеку от кустов, где укрывался Алеша.  Из  распахнувшихся на борту катера окошек высунулись и застрочили автоматы.

Алеша  ловко сполз в  лощину и  во  всю  прыть помчался в  рощицу,  где паслась на привязи лошадь. Вскоре он мчался на буланом в глубь леса.

На  следующий день  люди  рассказывали,  что  партизаны с  берега убили шестерых немцев на катере.  А немцы объявили населению, будто они уничтожили роту партизан, потеряв в этом бою только одного солдата.

Правду  же  знали  в  отряде,   куда  ночью  опять  пробрался  Алеша  с неразлучным автоматом.

- Ну,  что ты с ним сделаешь!  -  не скрывал радости командир. - Как ты его  не  примешь,   когда  он  уже  давно  лесной  солдат...

Так  пионер  деревни Лютино  Кличевского района  Алексей Голосевич стал настоящим партизаном.

Отряд очистил почти весь район от немцев и  восстановил в нем Советскую власть.

Алеша был  отличным разведчиком.  Он  переправлялся через реку в  места расположения полицейских гарнизонов,  добывал нужные сведения,  связывался с верными людьми,  распространял листовки,  иной раз приносил в отряд гранаты, винтовки,  патроны,  добытые во  время вылазок.  Пошла по  деревням слава об отважном  пионере-разведчике  и  мстителе.   Немцы  даже  назначили  высокое вознаграждение тому,  кто поймает Алешу и  доставит живым.  Да  не так легко было  это  сделать.  Зато часто находили полицаи где-нибудь на  стене казарм записку с коротким содержанием:

В 1943 году - летом, когда началась жатва, - карательный отряд полицаев перебрался ночью  через реку  и  неожиданно окружил землянки деревни Лютино. Алеша  в  тот  день,   возвращаясь  с  задания,  заглянул  к  дядьке,  чтобы переодеться.

- Алешенька!  -  крикнула,  вбежав в землянку,  тетка.  - Беги! Немцы в деревне.

Алеша схватил свой автомат, гранату и бросился на улицу.

- Стой, сдавайся! - закричали полицаи.

Алеша,  ловко перескочив через забор,  побежал огородами.  Впереди были ольховые заросли -  туда.  Полицаи бежали следом и  не  стреляли:  начальник приказал поймать партизана-разведчика во что бы то ни стало живым.

- Стой,  стой!  Сдавайся,  ничего с тобой не сделают! - слышал отважный партизан громкие выкрики "бобиков".

Вдруг Алеша обернулся и,  крикнув:  "Партизаны не сдаются", выстрелил в ближайшего полицая.  Тот споткнулся и рухнул в болотную трясину. Остальные в нерешительности остановились.

- Стреляй, а то убежит! - крикнул старший из "бобиков".

- Приказано живьем взять! - отозвался кто-то из них.

Алеша перебежал через небольшое болотце.  Вдруг затрещал автомат -  это дал очередь подоспевший офицер-немец.  Тогда начали стрелять полицаи.  Алеша пошатнулся,  пробежал еще  несколько шагов и  упал  в  грязь.  Тяжело поднял голову,  обернулся и  ослабевшим голосом  крикнул  то,  что  кричал  красный командир в фильме "Чапаев":

- Врете, гады, живьем не возьмете!

Разрывная пуля ударила ему в  руку,  и Алеша выронил автомат.  Вокруг в кустах трещали разрывные пули. Алеша помутневшими глазами видел еще полицаев и немцев, которые, прячась за кустами, подбирались к нему. Он приподнялся и, собрав последние силы, втоптал автомат в грязь, чтобы не достался он врагам. Здоровой рукой  отстегнул от  пояса  лимонку,  поднес к  губам  чеку,  чтобы взорвать себя.  Горячая пуля  рассекла ему  щеку,  и  окровавленным лицом он уткнулся в мокрую болотную кочку.

Подбежавшие немцы  и  полицаи  остервенело топтали его  ногами  и  били прикладами. Прыщеватый немец отошел на два шага и выстрелил парню в голову.

Неожиданно где-то за кладбищем послышались выстрелы. С криком "Отрезают отход!" каратели бросились врассыпную...

Партизаны с  трудом  отыскали Алешу,  втоптанного в  трясину.  Он  едва дышал.  На  носилках отнесли в  деревню,  обмыли теплой водой  и  перевязали четыре  раны.   Последняя  пуля  немца  прострелила  мальчику  ухо.  "Голова уцелела", - обрадовался партизанский доктор.

Маленький Коля,  протянув к доктору дрожащие ручонки, попросил внезапно охрипшим голосом:

- Дяденька,  родненький,  не дай умереть братишке.  У  меня ведь никого больше нет. Я же один, один останусь - ни матери, ни отца...

- Алеша будет жить.

И будто в подтверждение этих слов доктора, Алеша приоткрыл глаза и чуть слышно попросил:

- Пить.

Более  двух  месяцев лечили юного  героя партизанские врачи в  Заполье. Когда раны зажили,  Алеша все еще немного прихрамывал. Однажды он появился в штабе.

- Жив-здоров, на любое задание готов! - шутя отрапортовал он.

- Нет, рановато тебе еще на задание, набирайся силы, - ответили ему.

- В отряде после блокады много раненых, вот я...

- Не лечить ли ты их собираешься? - перебил Алешу один из командиров.

- Для этого есть врачи. А я знаю, где можно раздобыть медикаменты.

Алеша настоял на  своем,  и  его отпустили за  реку.  Там,  возле одной деревни,  была разбита в бою немецкая санитарная машина.  Часть медикаментов забрали осиповичские партизаны, остальное было роздано крестьянам.

Через три дня Алеша должен был вернуться обратно.  Прошла неделя, а про хлопца ничего не слышно.

- Бить нас некому,  -  упрекали друг друга в штабе.  -  И нужно же было отпустить его в волчье логово.

Как-то  утром  дежурный по  лагерю  увидел странную повозку:  верхом на лошади ехал парнишка и весело насвистывал песенку.

На телеге лежало что-то, укрытое еловыми ветками и мхом.

- Алеша! - обрадовался дежурный.

Командир отряда  босиком выскочил из  шалаша навстречу парнишке.  Алеша неторопливо сбросил ветки, мох.

На  телеге были ящики:  в  одном -  медикаменты,  в  другом -  немецкие гранаты. Да еще два автомата и полная корзина патронов.

- Где же ты все это раздобыл? - удивился командир отряда.

- Там, - слезая с лошади, весело ответил Алеша и махнул рукой в сторону реки.  -  Там,  в  Столярах, подружился с хорошими дядьками. Жаль, одного немецкие овчарки разорвали. Зато добрые люди собрали за три дня для нас этот подарок.  Если б  не эта штука,  давно бы в  лагере был,  -  и Алеша бережно достал полную бутыль.

- Спирт! - обрадованно воскликнул врач.

- Для хирургических операций, - солидно пояснил Алеша.

Пришла весна  сорок  четвертого года.  К  Березинским лесам приближался фронт.  Немцы угоняли в Германию мирное население. Детишек отвозили за несколько километров и сжигали в колхозных амбарах.

- Кто же моего Кольку защитит?  - спрашивал Алеша у партизан. - Он ведь маленький, сам не убежит, в случае чего, в лес.

Командир отряда разрешил Алеше привести брата в лагерь.

И  вот  однажды  ночью  на  Кличевский партизанский аэродром прилетел с Большой земли самолет за ранеными партизанами.

Алеша стал прощаться с Колей. Раненых уже разместили в самолете, а Коля повис у брата на шее и не мог оторваться.

- Ну,  не плачь,  братишка. Кончится война, увидимся. И перестань слезы лить,  не маленький,  через год в школу пойдешь, - говорил Алеша, а у самого мокрые от слез щеки. - До свидания, Коля, слушайся хороших людей...

Взмыл самолет в ночное небо и пропал в беззвездной темноте... Больше

Коля никогда не видел своего брата.

Алеша Голосевич погиб в ноябре 1945 года, уже после войны. Он с другом нашел в реке неразорвавшийся снаряд, еще с войны, от соприкосновения с которым произошел взрыв и Алеша погиб...

Алеша был настоящим защитником Родины, вечная ему память. 

Автор: М. Скрипка

Комментарии (7)

Андрей Ходаков написал:
13 декабря, 16:46
Спасибо за рассказы!
Alena Gorlova написал:
26 февраля, 17:54
Алёша такой смелый! Просто супер мне очень нравится этот рассказ!
Иван Доможаков написал:
4 октября, 23:15
Могила Алёши Голосевича
Если вы когда-нибудь будете проезжать мимо деревни Лютино. То обязательно зайдите к Леше на могилу. Вот координаты могилы Партизана в Яндексе - 53.397447,29.084247
Диана Иванова написал:
21 февраля, 14:46
Не могла оторваться от чтения! Жаль что Алйша погиб в конце.Такой смелый был этот малый!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Мария Полуднева написал:
27 апреля, 11:40
Очень смелый мальчик!
Никита Евдокимов написал:
27 апреля, 20:00
даааааааа
Людмила Марченко написал:
24 сентября, 22:28
Людмила
Интересный рассказ, но вот фамилия Леши- Голоцевич, а не Голосевич. Он мой земляк.
Для того, чтобы оставить комментарий необходимо зарегистрироваться, либо войти на сайт под своим логином и паролем

В этом году 27 января исполняется 70 лет как была снята блокада Ленинграда. Она продолжалась ...

В ночь с 3 на 4 февраля 1943 года десантный отряд моряков под командованием майора Куникова ...

Дмитрий Карбышев родился 26 октября 1880 года в семье военного. С детских лет он мечтал ...