Наверх
Maped
google_play_filipoc
app_Store_filipoc
www.rech-deti.ru
battlebrotherhood

ЮРИЙ ГАГАРИН

ЮРИЙ ГАГАРИН
Юрий Гагарин
ЮРИЙ ГАГАРИН
В детстве
ЮРИЙ ГАГАРИН
Семья Гагариных
ЮРИЙ ГАГАРИН
Юрий стал летчиком
ЮРИЙ ГАГАРИН
ВЕЛИКИЙ С.П. КОРОЛЕВ благодаря ему и его команде инженеров, наша страна достигла высоких успехов в освоении космоса.
ЮРИЙ ГАГАРИН
Гагарин перед полетом
ЮРИЙ ГАГАРИН
С.П. КОРОЛЕВ отдает команду "СТАРТ"
ЮРИЙ ГАГАРИН
Гагарин ответил "ПОЕХАЛИ"
ЮРИЙ ГАГАРИН
Такую картину увидел Ю.А. Гагарин из иллюминатора
ЮРИЙ ГАГАРИН
Гагарин только что приземлился
ЮРИЙ ГАГАРИН
С.П. Королев и Ю.А. Гагарин
ЮРИЙ ГАГАРИН
Человек МИРА Юрий Гагарин

 

КАК МАЛЬЧИК СТАЛ КОСМОНАВТОМ

Первая весна

Юрий Гагарин родился   в  Гжатске,  но  семья   его  была   не  городская,  а деревенская. Такая,  как  тысячи  других  в  России. Отец,  Алексей  Иванович, приехал  за  женой  и новорождённым  сыном  на  колхозной   лошади,  запряжённой  в  сани.  Выехали   рано утром.  Вот  мелькнул   последний  дом  на  окраине   Гжатска,  последний  городской   палисадник.  Вокруг   лежала  тихая   снежная  равнина. По  наезженной колее сани  свернули   в деревню  Клушино. Весна - особое  время в короткой жизни Юрия Гагарина. 9 марта 1934  года он  родился,   а  12  апреля 1961  года   стал   первым   человеком,  который   поднялся  в  космос.

 

Сестра Зоя

 

Вернувшись с  новорождённым  Юрием  в  Клушино,  мама Юры,  Анна  Тимофеевна   развернула сына,  положила  в  скрипучую   люльку,  которую за   несколько  дней   перед   этим   принесли   с  чердака,  и  подозвала дочку.

Семилетняя Зоя  серьёзно посмотрела  на  малыша. Очень                нравится.  У него  пальчики,    как горошинки.  Ма-а­лень-кие...

Первая ночь  под родительским  кровом  в жарко  натопленной избе  прошла  для  Юры  под  пенье  сверчка.  

Сначала Юру  нянчила   бабка. Но  когда  она  чуть  не  упустила с колен  трёхмесячного младенца,  Зоя  решительно  сказала: - Я  сама  буду  смотреть  за  Юрушкой.  Баба  Таня  старенькая, она  его  разобьёт. И Юра  вырос  на  её  руках.   Так   же,   как   и  самый   младший   в семье,-Бориска.

У Гагариных было четверо детей: Валентин,                Зоя, Юрий и  Борис.

 

Зимние радости

В  три  года  Юра  чисто  выговаривал  все  буквы,  даже   трудную для  малышей   букву  «р».  Не  картавил, не шепелявил. Да  и с виду стал  запоминать буквы  очень  рано,  так  что к пяти  годам  уже  разбирал   их хорошо. Матери  нравилось, что он бойко  заучивает стихи  и не стесняется  декламировать их  перед  чужими.

- Ах, миленький,-приговаривала она, -да какой же ты умный,  какой   молодец.

Зимы   в  Клушине   длились   долго,   сутками   мели   метели.   Дом скрипел.   Казалось,  ещё   немного  и чердак   будет  смыт  снежной струёй.   Берёза  за  окном   звенела    на   ветру   ледяными    серьгами. Но  едва   вьюга унималась   и  пухлые   сугробы   вновь   блестели на  солнце,   как  Юра  вставал на  самодельные лыжи   и устремлялся в  ближайший  лес.   Как   там   было  тихо!  А  вот,   вильнув     огненно-рыжим  хвостом,  тропку  перебежала лиса.  То-то  радости!

Самой  любимой  забавой было прыгать на лыжах с края  обледенелого оврага, как  с маленького трамплина. Юра  Гагарин  на короткий   миг  отрывался  от  земли   и  словно   повисал   в воздухе...    Это  было  счастьем!

 

Встреча с летчиками

 

Кончалось жаркое лето  1941  года. Рябины  стояли   красные,  как   кровь.  Кровь   уже   лилась  неподалёку:  фашистские войска   перешли   нашу  границу,  и  по  смоленской  дороге   катилась  волна   беженцев.  Иногда,  по  нескольку   семей  сразу  ночевали  у  Гагариных.                                  ·

Юра   был   ещё   мал.   Слово   «война»,   казалось  ему  непонятным. Его  заботы   вертелись  вокруг школы.   Он  часто   доставал  и  рассматривал  припасённые тетрадь в  косую  линеечку   и  чернильницу невыливайку,  с  которыми   собирался   идти  в  первый  класс.

Но  старшим не  до  учения.  По  ночам  Клушино   просыпалось  от гула   моторов   и  далёких  всполохов:  немецкие   бомбардировщики летели   на  Москву.

Однажды днём, прямо над крышами Клушина, прошли  два советских самолёта. Один  из них был  подбит.  Лётчик  едва  успел  посадить  машину   на  болотистый  луг,   как  она   разломилась  надвое. Мальчишки в считанные минуты  оказались на  лугу.  Они  жадно вдыхали  незнакомый запах  бензина,  пристально следили   за  каждым движением лётчика. Прихрамывая, лётчик  обошёл  обломки самолёта. Нет,  ничего  исправить уже  невозможно! Вдруг небо   наполнилось  гулом:   второй   самолёт возвращался на  выручку.  Лётчик   радостно сорвал  с  головы  шлем  и  замахал им в  воздухе.  Мальчишки слышали, как лётчики  говорили  между  собою, что фашистам  дорого  обошёлся  этот    исковерканный  самолёт!  Клушинские  ребята принесли пустые   вёдра и помогали перелить  бензин из  подбитой   машины.  Лётчики  благополучно  поднялись  в  воздух.  Тень  их самолета  проворно  побежала  по лугу. Юра  долго  стоял,   задрав голову.  Ах,  если  бы  взлететь   вместе с  ними!  Подняться высоко-высоко...

 

Военные годы

 

Фашисты  ворвались в Клушино  ранним  утром  на трескучих  мотоциклах. Крайнюю  гагаринскую избу  гитлеровцы  заняли   сразу.   Хозяева очутились  под  холодным  дождём. Ночевали           на огороде.  Землянка стала   приютом  надолго.

Учительница    Ксения Герасимовна   пыталась продолжать занятия.  Юра  Гагарин  вместе с другими  ребятами  подбирал  в пустых блиндажах немецкие  бумажные мешки.  Их  резали  на  части,  складывали  стопой  и сшивали   в тетради.   Ребята хотели  учиться  наперекор  войне.

Две   зимы  пережило Клушино с немцами, но Гагарины переносили  несчастье  стойко: они не угодничали  перед врагом. 

 

Наши пришли!

Клушино  было долго прифронтовой  полосой. Последние  дни сражение шло всего в восьми километрах. День и ночь грохотала близкая канонада, небо  стало  красным  от пожаров.

9  марта 1943  года, как раз в  тот  день,  когда  Юре  Гагарину исполнилось  девять  лет, наша армия освободила деревню Клушино.

Фашисты  уходили    накануне,  морозной    ночью.   В  свете   луны отец Юрия примечал, как минёры в белых маскировочных халатах шмыгают  между   сугробами, ставят  мины.  Снежная дорога   становилась  смертельно  опасной   для   наступающей   Советской  Армии. Алексей  Иванович до  рассвета вышел  навстречу нашим  разведчикам   и показал, где  дорога   заминирована.

Ещё дымились горящие избы, а уже стар и млад кинулись навстречу  своим.   По глубокому  мартовскому  снегу   наши   бойцы вкатили  в  Клушино  на  санях. Следом   шли  танки.   Среди   мальчишек,  полубосых,  в  обтрёпанной  одежде, был  и  Юра   Гагарин. Он  с восторгом бегал  вокруг  танков. А женщины плакали и обнимали солдат...

Учительница  Ксения    Герасимовна  обучала  четыре   класса в школе, после  уроков  дети  помогали   матерям. Маленький  Юра  пас  телят. Лошадей в деревне  почти  не осталось: женщины  тащили   плуги на  себе и   учили  ходить  в  упряжке тощих  коров. Малолетки собирали   ранний щавель,   обсасывали   корешки. И  повсюду  натыкались на  смертоносные следы  войны:  в  перелесках,   на  вязких   лугах   обнаруживали  ребята   снаряды, мины  и  патроны.

Анна  Тимофеевна  жила   в  постоянном   беспокойстве  за · своих детей. И действительно: стукнули  позеленевший  патрон камнем, и он  пыхнул  в  Юру и Бориску. Перепуганные,  прибежали домой  и  молчком   забрались  на   печь.   Юра   мужественно  терпел боль,  Бориска   тихонько  хныкал. Мать    заглянула  в темноту   лежанки  и  отпрянула  в  ужасе.  Оба   ее  сына   от  пороха стали   чёрными.   Она  испугалась:  целы  ли  глаза?  Не  изуродовали ли  они  себя  на  всю  жизнь?   Но  пороховая  копоть  отмылась. Лица долго  еще  саднило от  мелких  царапин ...      Скоро  семья  Гагариных перебралась  в  город Гжатск.

 

Разлука с домом

 

Настоящие школьные годы Юры прошли в Гжатске, но Гагарины жили  скудно. Отец  часто  болел и не  мог  работать. Подсобного хозяйства,  которое выручало  в деревне, здесь не было.  Отец  видел   выход  только один:  поскорее дать  в  руки - подрастающему  Юрию   какую-нибудь  профессию. На  последние деньги   Юре  купили   пиджачок.  Мать,  роняя  слёзы,  отгладила  рубашку. С утренним поездом  сын  уезжал в Москву. Поступать в  ремесленное училище. Начиналась - совсем другая              жизнь. Юрия   зачислили в группу литейщиков. Ремесленники день  сидели .за  партой, а  день   работали   на   заводе.  Юрий   в  письмах  домой   ни  на   что   не  жаловался.

Анна    Тимофеевна   не   очень    ему    верила,   но    радовалась,    что сын  растёт  не  размазнёй,  что  характер  у  него  выносливый, гагаринский.

Ремесленник ещё  не  рабочий, но уже не  школяр. В раннем сумраке  зимних  дней  на  рабочем комбинезоне Юрия  весело вспыхивал отблеск оранжевого  пламени литейной печи...

Через   некоторое время  Анна   Тимофеевна  приехала  проведать сына. В  училище похвалили  способности и  прилежание  Юры: - Вот  окончит в  вечерней  школе  седьмой класс,  и  мы  его  направим  учиться дальше,  в  техникум. Ведь  он  один  из  наших   лучших  учеников!

Окончив училище,  Юрий  уехал   в  Саратов.

 

Первый полет

 

Саратов  стоит   на  берегу  Волги. Именно  в Саратове  Гагарин сделал   первый  шаг  в сторону  космоса:  его  зачислили  курсантом в  аэроклуб. Он  продолжал  учиться   в техникуме.

Учился  хорошо потому что  он  всё  делал   хорошо,   но  выбрал уже  другой  путь.

После   напряжённого                дня учёбы, прикорнув лишь часика на два, он  с  полуночи  караулил  на  пустой  улице  автобус,  чтобы  вовремя   попасть на  учебный   аэродром.  Полёты   начинались  на  рассвете.

Впервые  оторвавшись от земли,  Гагарин ощутил  восторг.  О, эти первые   сотни                метров полета, почти   такие   же   удивительные, как впоследствии его  рывок  в  космос!             

Десятки   раз   переживал  он  в  мечтах  миг  взлёта:  ручку  потянуть  на  себя,  и нос самолета  приподнимается, отрываясь от  взлётной  полосы...

С  земли  внимательно следил   инструктор.  Ещё  одним лётчиком стало  больше!

 

К Солнцу!

Людей   всегда   манило  неизвестное. Первобытные охотники   отважно  углублялись в дремучие леса, где  на  каждом  шагу  могла  ждать гибель  от  диких  зверей. К  неведомым   материкам на  утлых  плотах,   связанных из  тростника,  пускались через  бурный  океан   первые  мореходы.

В  Древней  Греции  сложили легенду   об  отважном  юноше  Икаре,  который   на  самодельных   искусственных  крыльях   поднялся  в небо, чтобы узнать: далеко ли до солнца? Тепло солнечных  лучей растопило  воск,   которым   были   склеены   его   крылья,  и  он  погиб. Но  не  погибла   мечта  о том,  чтобы  подняться к Солнцу.

4 октября 1957  года космическая ракета, преодолев земное притяжение, вывела  на  орбиту  первый  искусственный спутник  Земли. Коллектив советских учёных и инженеров во главе  с Главным конструктором  ракет   и  космических аппаратов  Сергеем   Павловичем Королёвым отправит потом в полёт и другие  искусственные спутники,   и  пилотируемые корабли,  и  межпланетные  автоматические  станции. Но  это  будет  потом.  А  пока-впервые  в  мире  поднялся над           Землёй её искусственный спутник. Освоение людьми космического   пространства  началось...

С тех  пор  мечты  Юрия  приняли  совсем  иное направление.  Русский  Икар  был  готов к подвигу.

 

В отряде космонавтов

Гагарин  был уже военным лётчиком, лейтенантом, и два года прослужил  на Севере,  за Полярным  кругом,  когда  его в числе других лётчиков  отобрали   для  особой  работы.  Какой  именно не  говорили. С  некоторой  печалью  покидал  он  удивительный   край,  где  полгода стоит ночь. Вокруг темно, будто смотришь  в закопчённое стекло. Только  снег вспыхивает в свете  прожекторов. Зато  летом  по горизонту  бродит  незакатное  солнце,  и тундра  цветёт...

К  главному   событию   своей   жизни   человек   иногда   подходит столь  неприметно,  что никто из окружающих, а   часто  и он сам не догадывается об этом.

В Москве  Гагарина поместили  сначала  в военный  госпиталь.  Началась долгая  проверка   здоровья. Двоюродные сёстры  Надя   и Лида,   навещая его,  расспрашивали:  зачем  это  всё? Юрий  уклончиво  отвечал,  что  их готовят к  испытанию   новой техники. Лида,   большая насмешница, сказала:

- Собачки   в  космос  уже  слетали.  Теперь, может   быть,   тебя запустят? Предположение было столь невероятным,  что сестры дружно расхохотались.

Между тем   Юрий  благополучно  прошёл   всех   врачей,   и  для него  начались новые  испытания.   Он  кружился  на  особом  кресле, голый  по пояс,  опутанный  проводами   с  резиновыми  присосками ­ так   проверялось  чувство   равновесия.

 Затем   Гагарина  поместили в  барокамеру-тесную кабину,   похожую  на  лифт  с  круглым  окошечком  из  толстого  стекла, в которое  то  и дело  заглядывает  лицо врача. Воздух  в  кабине  разрежённый, как  на  самой  высокой  горной вершине,  куда  альпинисты  карабкаются в кислородных  масках. В барокамере маски  не полагалось. Дышать становится всё  труднее, уши закладывает... Можно,  конечно,  нажать на  красную  кнопку - испытание  прекратится. Но  тогда  надо  проститься   и с мечтой о космосе!

Отбор  был  строгим:   кандидаты в  космонавты  «отпадали»  один за  другим.  Гагарин держался  стойко.  Его  крутили  на  центрифуге, трясли  на вибростенде. Из сорокаградусного мороза бросали в шестидесятиградусную жару.  Проверяли выдержку  и хладнокровие  в долгом  одиночестве сурдокамеры.  Словом,   испытывали  умение  работать в любых  условиях.

Наконец он был  зачислен в отряд  космонавтов.

Молоденькие лейтенанты  в кожаных тужурках вышли  из  самолёта   на  свежем   травянистом  поле  близ  Саратова.  Знакомые для Гагарина  места! Началась  парашютная практика. Высота  всегда  волнует.  Будущие космонавты, хотя  и были  лётчиками,   тоже   испытывали «предстартовую лихорадку». Зато  едва парашют раскрывался  и начинал   плавно  качаться над  землёй,  настроение   у  всех       резко   менялось.  Парашютисты весело   окликали друг  друга   в  воздухе,  даже  заводили песни.

Но до старта на  космодроме  было  всё-таки  ещё  не близко,  хотя . Главный  конструктор академик С.  П.  Королёв  уже  показал им готовую  ракету. Посреди  ангара на гигантских  подпорках-стапелях она выглядела устрашающе громадной. На космодроме  её заправят топливом,   и  ракета   устремится  в  космическое   пространство-теперь уже  с человеком  на  борту!

 

Кто полетит первым ?

 

В маленьком отряде  космонавтов все проходили  одинаковую подготовку. Кто  полетит  первым,  было  ещё  не  известно,   но  в  глубине  души  каждый надеялся, что  именно  он.

Однажды Королёв  сказал:

- Я думаю,  что лететь  первому  будет  страшно. У нас  нет полной  уверенности,  что  всё  пройдёт  благополучно.  Дело   это  добровольное,  еще  не  поздно  отказаться.

Космонавты  переглянулись  и  подтвердили,  что  готовы  лететь.

- Ну, - сказал Королёв   с облегчением,- тогда  с  завтрашнего дня   будете                проходить дополнительные медицинские обследования.

И действительно, какое-то время   они  безропотно глотали таблетки,  подставляли  руку   под   шприц,  вдыхали и выдыхали по команде, в  общем, вели  себя  терпеливо и послушно.           ·

О том, что Гагарин полетит  первым,  узнали гораздо позже. На космодроме Байконур  об  этом  объявил  генерал Каманин.  «В  конце  дня   я  решил   не  томить   космонавтов  и  объявить  им решение   комиссии, - записал  Каманин в  своём  дневнике 9  апреля 1961  года. - Я пригласил  к  себе   Юрия   Гагарина                и Германа  Титова   и  сказал  как   можно   более   ровным   голосом:            «Комиссия  решила: летит  Гагарин.  Запасным  готовить Титова».  Герман крепко   пожал   руку  Юрию,  а  тот  не  преминул   подбодрить товарища: «Скоро,  Герман,  и твой старт!»

 

Пуск

Космодром   Байконур расположен в голой  безлюдной   степи Казахстана.  Но сам  он  кипит  жизнью. Задолго до  того,  как  сюда  прилетели   первые  космонавты, рабочие и инженеры  уже возвели  стартовую площадку, собрали и подготовили к    полету  ракету-носитель,   построили    командный  пункт, откуда   руководители   полёта   будут   следить по  приборам за  каждой секундой  полёта-от  момента  пуска  до  посадки космического  корабля.

Перед  стартом   Юрий  Гагарин и его  дублёр  Герман  Титов  крепко спали.  А  Главный   конструктор провёл  бессонную  ночь  и утром выглядел  измученным,  бледным.

 - Сергей   Павлович,- тихо  сказал  ему   Гагарин,  облачённый в  громоздкий костюм  космонавта.

-Вы не беспокойтесь, всё  будет хорошо.

Уже  стоя  у подножия   ракеты,   Гагарин поднял  обе  руки:  - До  скорой  встречи!

Началась подготовка   к старту, и голос  Гагарина слышали уже только  по  радио.

А когда  раздалась  последняя команда   «Пуск!»  и ракета  пошла вверх,   Гагарин лихо  сказал своё  знаменитое «Поехали!»,  подбадривая   не столько  себя,  сколько  тех,  кто  остаётся на  Земле.

Ракета приподнялась на  огненном  «хвосте»-это  мгновение показалось   всем    томительно   долгим!-а   затем    плавно   пошла вверх. Потом  она  стала похожа на  чёрно-пламенный круг,  который таял на  глазах...

 

Вижу Землю!

Гагарин всем  телом  ощущал  содрогание корпуса корабля,  слышал  нарастающий гул и свист.  Потом  его придавило огромной тяжестью. Показалось,  что  это  продолжается очень  долго,  но  голос   Королёва  с   Земли  объявил,  что   прошло  немногим    больше одной  минуты.      

Одна  за другой  начали отделяться ступени  ракеты. Их топливо выгорело, они  сделали своё  дело:   вынесли   корабль на  орбиту. Но  вот  тяжесть схлынула .  В  ту  же   секунду Гагарина  словно подняло с кресла: если  бы  не ремни, он взлетел бы. Так  вот  что это такое-невесомость.

Он смотрел в иллюминатор. Как  всё  переменилось! Неба  не стало.  Кругом простиралась  чёрная  темнота космоса. Лишь  выпуклый  бок  земли   был  обведён  тоненьким  ободком   атмосферы.  Тёмным  металлом  поблёскивали  океаны,  хорошо   различались  земные материки. Такую   Землю до  Гагарина  не  видел  ещё   никто.

-Красота-то какая!-воскликнул Юрий.  Его услышали на космодроме.

Мир необычайно расширился. Гагарин чувствовал   себя      его первооткрывателем.  Его   глазами, на Вселенную   смотрело   всё  человечество.

...Ракета огибала  бледно-синий шар  Земли. Как  ни трудно  было оторвать взгляд от  иллюминатора, Юрий  открыл  бортовой  журнал и  начал  записи.  Он  мчался   со  скоростью, близкой   к  двадцати  восьми  тысячам километров  в час,  в  восемь  раз  быстрее,   чем  летит  пуля.  Минуты утекали  одна за другой.  Полёт приближался к концу. И тут Юрия покинули  напряжение и деловитость. На  минуту  он  стал  тем,  кем и  надлежало ему  быть  сейчас-самым  счастливым  человеком   на свете!  Он  громко  запел:  Родина   слышит, Родина   знает...

Корабль сошёл  с орбиты,  и плотные  слои  атмосферы встретили его  упруго,  как  морские  волны.  Вокруг  Гагарина  бушевала  стена огня:    горела    обшивка,  специальная  тепловая  защита   корабля. Он  невольно   взглянул  на  термометр:  нет,  в  кабине   по-прежнему двадцать  градусов тепла.   Всё  идёт  нормально. Тело  снова            обретало  тяжесть.  «Интересно, - мимолётно   подумал  Гагарин, - перегрузки будут  больше,   чем  при  взлёте?» Он  уже  видел  перед  собою  синий  разлив Волги,  весенние  холмы  под Саратовом ...

Обгоревший  шар  на  парашюте опустился  посреди  вспаханного поля. Юрий  Гагарин был  снова  на  Земле.

 

...Шли   годы.  Колесо  освоения   космоса   катилось дальше.  Гагарин  в этом  уже не участвовал: он  погиб  молодым  во  время  испытания самолета. Другие отважные люди, представители разных  стран  и народов, обживают  орбитальные  станции,  достигают  Луны,   лелеют   мечты об  освоении   планет   Солнечной системы. Но  Земля никогда   не  забудет Юрия  Гагарина.  Сколько бы  новых  подвигов   ни совершалось, он  навсегда  останется  героем.  Любимцем  своего   века.   Первым   космонавтом.  

Комментарии (0)

Для того, чтобы оставить комментарий необходимо зарегистрироваться, либо войти на сайт под своим логином и паролем

В 1696 году у князя из Эфиопии родился мальчик, который в семилетнем возрасте был захвачен ...

Среди лесов и полей Подмосковья затерялось небольшое село Сергеевское. Стоит оно ...

Недалеко от Москвы находится село Жостово, которое прославилось не только в нашей ...